Крым пришел в Россию с мечтой о справедливости, и что в итоге

Крым пришел в Россию с мечтой о справедливости, и что в итоге

Во время пребывания в Крыму члены чешской делегации убедились, что жизнь на полуострове кардинально отличается от того, как ее описывают западные политики и СМИ. Своими впечатлениями поделился депутат Европарламента Яромир Когличек, возглавлявший группу визитеров.

«Мы встретились в Крыму с политиками, общественными деятелями, рядовыми жителями и увидели людей, занятых активной, созидательной жизнью и вполне удовлетворенных ею, вопреки заверениям иных западных деятелей, большинство из которых на полуострове никогда не были, — заявил Когличек.

Евродепутат уже дважды участвовал в экономических форумах в Крыму. В этот раз он вместе с коллегами посетил разные уголки полуострова, побеседовал с горожанами и фермерами. Чешские политики отметили, что большое впечатление на них произвели планы местной администрации, в частности, по строительству самой большой в Восточной Европе мечети, которая должна быть готова к весне 2019 года.

Теперь Когличек намерен поделиться впечатлениями от пребывания в Крыму с соотечественниками и коллегами. Он собирается дать интервью местной газете, а члены одного из общественных клубов ждут подробной лекции по итогам поездки.

И всё бы прекрасно, но делегации из ЕС, а также футбольные болельщики из ЕС приезжают и уезжают. А санкции с Крыма и крымчан не снимаются. Мало того, пока не слышно даже, чтобы некоторые российские структуры, вроде Сбербанка, зашли на полуостров.

Есть ли у России инструменты для того, чтобы убедить Запад снять санкции, и как сами крымчане воспринимают сложившуюся ситуацию?

— Конечно, если говорить об официальной позиции стран Запад по крымскому вопросу, то никакие наши «чудеса» в ближайшее десятилетие ничего не изменят, — считает директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин.

— Отдельно взятые депутаты Европарламента будут удивляться тому, как на полуострове всё отличается от картинок в СМИ. Но снимать санкций ни США, ни ЕС, скорей всего, не будут.

Примерно через три года после возвращения полуострова в состав России позиция Запада поменялась с резко отрицательной до того, что теперь вопрос Крыма в официальных отношениях выносится за скобки. Во внешней политике англосаксы периодически используют принцип, который можно перевести как: мы не спрашиваем, а вы не отвечаете. Вот так и с Крымом.

Хорошая иллюстрация с турбинами Siemens. Позиция компания такая: мы турбины поставляем в Россию, а куда они дальше идут — ваше дело. Если вас поймают, мы скажем, что мы ни при чём.

И такая ситуация, скорей всего, сохранится в ближайшие 10 лет. Надо понимать, что сам по себе Крым Запад мало интересует. В Вашингтоне и Брюсселе не очень переживают, что часть территории, доставшейся Украине после распада СССР, вернулась к России. Их возмутило, что Россия нарушила монополию США на перекройку границ в современном мире. До этого только Соединённые Штаты и НАТО позволили себе это в Югославии.

Поэтому до тех пор, пока США не откажутся от своей позиции, что они уникальная сверхдержава, которая имеет право делать то, что не позволено другим, ничего не изменится. А в перспективе ближайших десяти лет я не вижу предпосылок для того, чтобы США отказались от такого подхода. Их элиты мыслят очень инерционно. Они ментально застряли в эпохе 90-х годов, когда действительно выстроился однополярный мир, и кому-то казалось, что это конец истории, так будет вечно.

И пока Штаты не поймут, что они при всей уникальности не могут требовать от других соблюдать то, что не соблюдают сами, они будут давить на Россию и другие возникающие полюса силы.

Что касается Европы, то США по-прежнему имеют на них много рычагов воздействия. И мы видим, что, несмотря на повышение американских пошлин, отношения Вашингтона и Брюсселя всерьёз не ухудшились. Европейцы пока дальше выражения недовольства не идут.

«СП»: — Россия как-то может влиять на эту ситуацию?

— В основном как раз работой с общественным мнением. Она идёт с 2015 года, когда стало ясно, что на официальном уровне мало кто признает Крым российским в ближайшее время. Эта работа идёт как раз больше на информационном пространстве ЕС, поскольку на Украине медийное поле сильно зачищено. Это долгая работа. Думаю, что со временем количество перейдёт в качество. Когда придёт время на политическом уровне переходить к активным действиям в политическом поле, можно будет апеллировать к общественному мнению. А вот как раз европейское общественное мнение может созреть гораздо раньше, уже через 5−7 лет.

«СП»: — Все последние годы именно Крымский мост чаще всего привлекает внимание мировых СМИ, Россия готовит ещё какие-то серьёзные проекты, которые могли бы подчеркнуть российскую принадлежность полуострова?

— Крым остро нуждался в сухопутном сообщении с Россией, и мост решил эту проблему. Поэтому здесь никто не хотел удивлять Запад грандиозностью проекта, было важно подчеркнуть, что с мостом Россия вернулась на полуостров навсегда и готова вкладываться в то, чтобы инфраструктурно переориентировать его на себя. Это понемногу и происходит. Если будут нормально реализовываться федеральные программы по развитию Крыма, то республика окончательно войдёт в культурно-политическое российское поле уже в ближайшем будущем.

— В июне этого года я побывала в Крыму, — рассказывает писатель и публицист Лидия Сычёва. — К слову сказать, на ХХ-м Международном фестивале античного искусства «Боспорские агоны» в Керчи я действительно убедилась, русская античность — существует! Так что большое спасибо организаторам за фестиваль. Это к вопросу о созидательной жизни крымчан.

Впрочем, однозначный ответ о настроениях жителей Крыма дать нельзя. Полуостров очень пёстрый. Керчь, после ввода в строй моста, стала фактически одной из столиц республики. У города не только богатая история, но и большой потенциал развития.

Севастополь всегда был наособицу. Когда в 2013-м году я впервые сюда приехала, меня встретил на вокзале хозяин съемной квартиры. Ещё не зная меня, он сказал: «Вообще-то я татарин по национальности, а по сути — русский офицер, капитан 2-го ранга. Знайте: Севастополь — это Россия».

Курортные города — Ялта, Феодосия, Евпатория — иной стиль жизни. Симферополь — центр госвласти в Крыму, тут много чиновников, начальства. Так что самоощущение людей на полуострове везде разное, во многом зависит от места жительства, от возможности заработка, от цен на товары и услуги.

«СП»: — Сильно ли людей донимают санкции?

— Что касается санкций — например, ограничения интернет-сервисов, технологий — люди как-то приспособились, хотя неудобства, это, конечно, создаёт. Но все понимают, что Крым вернулся в Россию навсегда, это не обсуждается и никто о сделанном выборе не жалеет (мне, по крайней мере, такие люди не встречались). И всё же радость народа от воссоединения омрачена «косяками» в госуправлении. Руководить — значит, предвидеть, а не совершать ситуативные «рывки» и «прыжки».

Что получилось в результате нерешённого российско-украинского конфликта? Многие семьи фактически разделены — люди из Крыма не могут (по разным причинам) поехать на Украину. И это для них очень болезненно. Куда болезненней, чем невозможность поехать отдыхать в Европу из-за санкций.

Крым пришел в Россию, и принёс не только курорты, виноградники и военные базы. Крым пришел с городами-героями, с людьми-тружениками, с мечтой о справедливости. А что в ответ? Потерпеть, затянуть пояса, «денег нет — но вы держитесь» (это же в Крыму прозвучало — от Дмитрия Медведева). Но почему всё время должен ужиматься народ? Почему правящий класс не подаёт пример аскетизма, патриотизма и малооплачиваемой высокоэффективной работы…

В Крыму я думала и вот о чём. На что, собственно говоря, был потрачен духовный заряд «русской весны»?! И почему, допустим, не вписался в госуправление «народный мэр» Севастополя Алексей Чалый? А почему под могильными плитами оказались почти все яркие фигуры Новороссии?! А те российские добровольцы из гражданских лиц, что устремились на Донбасс не из-за денег, а по сердечному влечению, они теперь — кто?!

Военные преступники? «Лохи»? Жертвы информационной войны? Среди них есть и покалеченные, и убитые. А как живут сейчас их матери, их близкие…

Так что дело не в санкциях, а в нас самих. Когда для нашего правящего класса главной заботой станет Россия, а не припрятанные на Западе активы, тогда даже враги будут относиться к нам с уважением и ещё десять раз подумают, вводить ли против наших граждан, где бы они ни жили — в Крыму, Москве или на Камчатке, санкции. Так я думаю.

Новости Крыма: Глава чешской делегации поделился впечатлениями от посещения Крыма

Источник: svpressa.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *