“Котенка заливали кипятком”. Живодеры с легкостью уходят от наказания

“Котенка заливали кипятком”. Живодеры с легкостью уходят от наказания

Котенок

Неизвестные живодеры с фейковых аккаунтов разослали нескольким пользователям видео, на котором они издеваются над котенком — заживо варят его в банке. Причем душераздирающие кадры отправили только зоозащитникам, как бы указывая этим на несовершенство законодательства в борьбе с жестоким обращением с животными. Активисты уже обратились в полицию, однако боятся, что полноценной проверки они не дождутся. Почему живодеры уходят от наказания — в материале РИА Новости.

Насмешка

Первой жестокий контент получила председатель ассоциации юристов и специалистов по правам и защите животных “Зооправо” Анастасия Федюнина. “На ролике видно, как котенок сидит в банке, его заливают кипятком. Он пищит, вопит. Убийца молчит, его руки в перчатках”, — описывает подробности Федюнина. На следующий день, уточняет она, живодер прислал снимки другого, на сей раз распятого, котенка (по этическим соображениям РИА Новости не публикует эти фотографии).

В ролике видно записку о якобы “новом способе казни пушистых”, с издевками в адрес получателей. Все материалы прислал некто под псевдонимом Алена Савченко — так зовут одну из хабаровских живодерок. В 2017 году она и ее 17-летняя подруга Алина Орлова истязали животных и птиц, фиксировали все на камеру и выкладывали в интернет. Делали все это ради удовольствия. Суд приговорил их к реальным срокам: Савченко получила четыре года и три месяца, Орлова — три года.

Случай в Хабаровске был самым резонансным, его обсуждала вся страна. И живодерок наказали. Однако большинство дел об издевательстве над животными не получают продолжения.

Федюнина подала в полицию заявление с просьбой найти живодера, привлекла СМИ и общественность: материалы приняли со скрипом, но все же направили участковому. “Сначала мне не говорили его имени, потом я не могла найти этого человека, теперь он не берет трубку. Фактически заявление написали 16 августа, но до сих пор никаких действий не проводились. Так оно может и утонуть”, — высказывает опасения Анастасия.

Аккаунт пользователя, который присылал видео, сейчас заблокирован. Зоозащитникам известно, что среди записывающих шок-контент могут быть несовершеннолетние.

“Ролик отправили избирательно, только тем, кто занимается зоозащитной деятельностью. Мы можем провести свое расследование, но это все же задача правоохранительных органов. Это насмешка, поскольку преступление остается безнаказанным. Так они демонстрируют бессилие системы, с одной стороны, а с другой — свою свободу и власть”, — уверена она.

В пресс-службе МВД по Москве подтвердили, что 16 августа в отдел полиции по району Лефортово действительно обратилась гражданка по поводу жестокого обращения с животным. “Проводится проверка. Результатов пока нет”, — уточнили в ведомстве.

Никто не знает, как искать

“Зооправо” — единственная в России организация, добивающаяся возбуждения уголовных дел по 245-й статье УК Российской Федерации (“Жестокое обращение с животными”). Но каждый раз, говорит Федюнина, борцы за права братьев наших меньших сталкиваются с нежеланием внутренних органов расследовать подобные дела. Связано это, в первую очередь, с тем, что оперативники не знают, как действовать в такой ситуации.

“Как проводить осмотр тела, на что обращать внимание? Кто должен проводить экспертизу, куда звонить? Нет никаких методических рекомендаций, как пользоваться законом. Пока происходит так: очевидец звонит зоозащитникам, мы просим позвать к телефону полицейского и дистанционно объясняем ему порядок действий. После таких консультаций дело иногда сдвигается с мертвой точки. Однако чаще всего полицейские не слушают нас”, — продолжает она.

По мнению Федюниной, проблема еще и в том, что в масштабе государства никто толком не знает, куда звонить и как получить желаемый результат. Важно не только добиться возбуждения дела, а еще и контролировать расследование — что чаще всего требует финансирования.

“Люди, которые к нам обращаются, как правило, не располагают средствами. Деньги нужны на экспертизы, адвокатов. Без денег ничего не получится. Мы пробовали подавать заявки на гранты, пока ответа не было. Мы готовы разработать методичку по правоприменительной практике 245-й статьи — но для этого тоже необходимы финансы и диалог с властью”, — отмечает она.

“Смотрели как на дурачков”

В начале лета в Татарстане сотрудники полиции отказали местным зоозащитникам в возбуждении уголовного дела по факту жестокого обращения с животным — щенком из поселка Новое Аракчино. Местная жительница нашла у дома раненого щенка. Врачи в ветклинике установили, что собаку изрезали ножом и ударили чем-то по голове. Один из ударов ножом порвал пищевод. Пса прооперировали, он выжил. Женщина попросила зоозащитницу Эльвиру Демину помочь с возбуждением уголовного дела.

“В полиции на нас смотрели как на дурачков. Сразу предупредили: “Мы проведем как обычное расследование”. Формальные действия сотрудники выполнили: опросили свидетелей, но толку от этого было немного. В итоге мы сами нашли записи с камер видеонаблюдения — обратились к организации, работающей рядом с местом преступления”, — вспоминает Демина.

По ее словам, на той записи отчетливо видно, как неизвестный идет с тележкой в сторону помойки, но не к мусорному баку, а поворачивает за угол — как раз туда, где позже нашли собаку. Через несколько минут он возвращается — уже без тележки.

“Несмотря на улики, в возбуждении дела отказали. Полиция объяснила, что на видео трудно разобрать лицо человека. Да, действительно, качество плохое, но по походке, очертаниям, одежде можно понять, кто это. Скорее всего, соседи узнали бы его, по горячим следам найти живодера не составило бы труда”, — сетует Демина.

Интересно, что в ответе на обращение полицейские указали: якобы не установлено, человек нанес повреждения собаке или же она сама. “То есть напоролась на кортик и сделала себе колотую рану в черепе? Это же абсурд. Мы просили дать нам направление на экспертизу — не дали. Мы предлагали в качестве вещдока приобщить одеяло, в котором была собака, проволоку, которой ее смотали. Если работать со всей ответственностью, можно было бы найти следы. Ведь никто никогда на месте преступления не оставляет записку с обратным адресом — надо искать”, — недоумевает зоозащитница.

“Подумаешь, собаку убили”

Сейчас активисты готовят документы в прокуратуру, чтобы обжаловать отказ в возбуждении уголовного дела.  Главная проблема, по мнению Деминой, в том, что ни полиция, ни местные жители к жестокому отношению к животным не относятся серьезно.

“Люди так и говорят: “подумаешь, собаку убили” или “да ладно, все равно ничего не сделают”. Эти мысли надо искоренять, поскольку убивший котенка сегодня завтра убьет человека”, — не сомневается собеседница.

Мы в ответе за тех, кого…

И все же в отношении людей к этой проблеме за последние два года произошли некоторые изменения: подключаются неравнодушные, формируется гражданская позиция. “Пока заслуг государства в этом немного, все благодаря волонтерам. Например, если мы видим шок-контент в соцсетях, между своими обмениваемся ссылками на страницы, просим блокировать. “ВКонтакте” делает это по нашим обращениям. Но нет механизма, как это выполнять оперативно и масштабнее”, — рассуждает Демина.

В марте МВД России по запросу депутата Госдумы Владимира Бурматова предоставило статистику по отдельным федеральным округам относительно числа зарегистрированных преступлений по 245-й статье. Выяснилось, что в Центральном федеральном округе уровень преступности такого рода вырос на 440%, в Северо-Западном — на 214%, Северо-Кавказском — на 300%, Южном — на 42,9%, Уральском — на 37,5%, Сибирском — на  60%, Дальневосточном — на 250%. И лишь в Приволжском федеральном округе зафиксировали снижение — на 58,8%.

“Раньше эти преступления в принципе отказывались регистрировать. Сейчас же цифры говорят о том, что следственные мероприятия ведутся. Данные по округам показывают: квалификация следователей везде разная. Никто не говорил, что статья будет панацеей, важно, чтобы правоохранительные органы научились с ней нормально работать. Это произойдет, резерв для роста есть”, — отметил Бурматов.

С депутатом соглашается член Совета по взаимодействию с институтами гражданского общества при Совете Федерации Евгений Корчаго. По его мнению, правоприменительной практики по 245-й статье в России почти нет, поэтому полиция пока не умеет с ней работать. Вместе с тем Корчаго обращает внимание на то, что в целом решить проблему помогло бы принятие закона, регулирующего как права и обязанности владельцев животных, так и вопросы привлечения к ответственности за нарушения в этой сфере. Речь идет о законе “Об ответственном обращении с животными”. Его внесли в Госдуму осенью 2010 года, одобрили в первом чтении в марте 2011-го. Планировалось, что инициативу рассмотрят во втором чтении 14 июня 2017 года, но проект до сего дня так и не принят.

Бурматов пояснил РИА Новости, что закон долго пробуксовывал из-за противоречий, которые нужно было выводить из проекта и решать отдельно. “В частности, это вопрос законности притравочных станций, регистрации потенциально опасных животных и так далее. Сейчас проект отработан, ждем заключений из всех заинтересованных ведомств. Надеемся получить их осенью”, — подытожил депутат.

Источник: ria.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *