Альпинист из России семь дней выживал в заваленной снегом палатке

Альпинист из России семь дней выживал в заваленной снегом палатке

Александр Гуков во время одного из восхождений

Российского альпиниста Александра Гукова чудом спасли в горах Пакистана. Неделю он прожил в палатке на небольшом уступе отвесного склона горы Латок-1. Закончилась еда, не было газа, чтобы растопить лед. Снегом завалило ноги, но сил, чтобы откопаться, изможденному спортсмену не хватило. РИА Новости узнало детали уникальной спасательной операции.

“Меня нужно эвакуировать”

На маршрут Александр Гуков и Сергей Глазунов вышли 10 июля. Оба — опытные альпинисты, мастера спорта. В 2015-м Гукова наградили “Золотым ледорубом” (эту премию еще называют “альпинистским Оскаром”) за восхождение на одну из вершин Гималаев. Тогда же Александр выбрал для себя новую недосягаемую цель — гору Латок-1 высотой 7145 метров.

Пятнадцатого июля альпинисты достигли базового лагеря, оставили там все тяжелые вещи, взяли небольшой запас продуктов и направились к вершине. Через семь дней добрались до лагеря на высоте 6,5 тысячи метров. До вершины оставалось не больше километра. Но 25 июля Александр по спутниковой связи прислал своей подруге Анне Пиуновой, главному редактору портала об альпинизме Mountain.ru, три коротких сообщения: “Меня нужно эвакуировать”, “Серега улетел”, “Я вишу на стене без снаряги”.

Из следующих сообщений стало ясно: напарник Александра Сергей Глазунов во время спуска сорвался в пропасть. Почти все снаряжение и запас продуктов были у него. Гукову удалось дойти до палатки, установленной на уступе отвесной скалы — в терминологии альпинистов “полке”. Там он и ждал помощи.

“Спасательная операция длилась семь дней и была очень сложной, — рассказал РИА Новости координатор штаба по проведению спасательных работ, представитель Федерации альпинизма России Алексей Овчинников. — Все эти дни в районе была довольно плохая погода, низкая облачность, валил снег. А для того чтобы вертолет мог подлететь близко к склону и сбросить спасательный фал, требуется идеальная видимость и безветрие”.

В начале операции пакистанским пилотам удалось подлететь к “полке” и сбросить Александру небольшой пакет с едой. Что было в нем, неизвестно, но закончился провиант быстро. “В одном из последних сообщений, которые Саша смог отправить нам до того, как телефон сел, он писал: “У меня осталась половина сникерса”, — говорит Овчинников.

Вместе с продуктами спасатели сбросили альпинисту и газовую горелку. То ли она была повреждена, то ли обмороженными пальцами Гуков не смог ее разжечь, но воспользоваться горелкой у него не получилось. “Как он выживал все это время без воды, я не знаю. Видимо, топил снег в руках и пил талую воду. Либо просто ел снег”, — предполагает Овчинников.

“Связь исчезла на четвертые сутки”

Пока мог, Александр отправлял друзьям сообщения. “Через пару дней я тут помру на камешке” — такой была его реакция на прогноз погоды, который прочил безоблачное небо лишь через два дня.

На четвертые сутки телефон выключился. “Большое чудо, что заряд вообще так долго продержался. Саша ведь двадцать дней был на восхождении. Обычно телефон разряжается где-то на десятые сутки, хотя альпинисты стараются прятать его во внутренний карман пуховика”, — пояснил Алексей Овчинников.

По словам координатора штаба по проведению спасательных работ, увеличить срок службы аккумулятора помогла спутниковая компания. “Они дистанционно закачали в телефон программу, которая позволяла экономить заряд батареи. Кроме того, согласились не брать плату за сообщения”, — делится деталями Алексей.

Пик открылся только на седьмой день. Тридцать первого июля в 4:50 по московскому времени к склону смог подобраться вертолет. Но сама транспортировка альпиниста в базовый лагерь была очень сложной.

“Вертолеты работают максимум на четырех тысячах метров. Дальше, на экстремальной высоте, машины становятся неустойчивыми. Любой рывок спасательного фала может привести к крушению. Если бы Александр неправильно действовал во время эвакуации, он бы обрушил вертолет. Погибли бы и он, и пилоты”, — объяснил РИА Новости Овчинников.

Схема эвакуации выглядела так: вертолет подошел максимально близко к склону, спустил спасательный трос, Александр к нему пристегнулся. Однако в кабину альпиниста не поднимали. В лагерь его транспортировали в подвешенном положении.

Вот как спецоперацию описала Анна Пиунова, которая ежечасно была на связи со спасателями: “Александр сумел пристегнуться, но не отстегнул крепления от горы. <…> Вертолет резко бросило вниз, однако летчик смог выровнять высоту. При этом легкое ранение получил напарник пилота. Есть небольшая травма и у самого Александра”.

“При посадке возникла еще одна экстремальная ситуация, — добавляет Овчинников. — Александр должен был отстегнуть карабин от троса, но замешкал. Хорошо, что помогли ребята, которые его встречали в лагере. Иначе вертолет мог потерять управление”.

Несмотря на то что в ночное время температура на склоне опускалась ниже минус двадцати градусов и все время шел сильный снег и дул ветер, обморожений Гуков почти не получил. “Меня, как врача, это очень удивляет и радует. Возможно, он растирал руки и ноги, чтобы не коченели. Думаю, если бы в такой ситуации оказался менее опытный альпинист, все могло бы закончиться печально”, — комментирует Алексей.

На памяти Овчинникова это третий случай, когда спортсмен так долго выживал на высоте шесть тысяч метров без провизии и был спасен: “Надо учитывать еще и то, что там постоянно сходили лавины. Чудо, что его палатку не завалило снегом”.

“Начались галлюцинации”

В базовом лагере Гукова встречал альпинист Виктор Коваль, который в составе другой группы примерно в то же время штурмовал Латок-1. Вот что он рассказал порталу Mountain.ru: “Поначалу Саша даже говорить не мог, еле-еле чего-то лепетал. Но потом отогрелся <…> и начал приходить в себя. Сам передвигаться пока не может. Честно говоря, чудо, что его смогли эвакуировать. Если бы он не нашел в себе сил вылезти из палатки (она была завалена снегом и прилеплена к стене), спасти его было бы невозможно”.

Гуков признался, что в последние дни был на грани, у него начались галлюцинации. Еще один день он бы точно не протянул. “Без еды он на третий день привык. Ноги поморозил, потому что последние два дня не было сил откапываться. Ему ноги снегом завалило, он так и лежал. Вертолеты при облетах слышал, но понимал, что в облаках его не увидят и не подлетят”, — пишет Коваль.

Александр штурмовал Латок-1 не в первый раз. Год назад он уже пытался совершить восхождение, но до вершины отряд не дошел. Напарник Гукова Валерий Шамало рассказал РИА Новости, что маршрут считается тяжелым из-за ужасного микроклимата на последнем отрезке пути: “В районе может быть прекрасная погода, а над горой нависают облака. Приходится пересиживать по несколько суток. За это время продукты и газ подходят к концу, альпинисты возвращаются”.

В 2017 году во время спуска Шамало заболел пневмонией и отморозил пальцы. “Мне ампутировали последние фаланги на обеих руках. Но сейчас уже привык, на подвижности пальцев это не отразилось”, — говорит он.

По словам Валерия, самое сложное на склоне — остаться без воды: “К отсутствию еды можно привыкнуть. А вот пить очень хочется. Есть снег и топить его в ладонях не выход — ты просто не напиваешься этим количеством. Даже не знаю, как Саша выжил без горелки, на которой топят снег”.

Источник: ria.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *